• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:44 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:19 

мы целуем один воздух
осень

22:13 

Периодика чувств. Второе.

Пустота. Глянцевое ничто.
Прослушав автоответчик Бога, ты опускаешь трубку и зарекаешься усматривать смыслы.
Твои взгляды перенацелены вовне
твои мысли обращены в новую веру
(а заповеди доставляют в почтовый ящик в конверте с надписью "тренд")
твоя кожа деградирует в кожезаменитель.
Тебя подкупают красивой обложкой, препарируя природу целей лезвием успешности.
Улыбайся, ты в игре. Ты в кадре.

Она не наступает вдруг, не устремляется в сердце точно направленой дробью.
Приписывать ей ультиматум черного также глупо
как отказаться слышать коротковолновые сигналы суеты, пробивающие даже вакуум снов.
Не силься заметить тот миг, в котором она перенесет тебя
на расстояние в миллионы световых лет от тебя настоящего.
Вместо порывов души тебя настигает здесь только радиация звездного ветра.
И отвлекаясь от настройки телескопов, ты говоришь:
- Я осознаю пустоту.
Сейчас она молчит и смотрит на тебя с отражения в зеркале.

10:42 

плохая картина в своей трагичности более прекрасна, чем хорошая,
потому что демонстрирует человеческую неудачу.

01:55 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:17 

Периодика чувств. Третье.

Одиночество. Телефонная книга.
Твой личный апокалипсис снова не завершен.
В шаге от последнего решения ты цепляешься за ощущение холода в кончиках пальцев
за недосказанность выдоха табачного дыма
неприкаянность ночного дождя и неопровержимость рассвета.
Ты выбираешь новое падение в жизнь без иллюзий, где дни отшлифованы чередой необходимостей и привычек
до состояния бусин на нитке четок
(их по недоразумению вложили в ладонь хранителя календарей, сорвав с руки забытого Бога Случая)

Неизменность пронизывает эти будни - сплошь разговоры с собой,
длинные монологи, которые ты привыкаешь разрывать на клочки безответных реплик.
Ты находишь гармонию в соединении атомов тишины, а потом
заново открываешь совершенство музыки как точной математической модели.
Однажды твой взгляд скользит вопросом по страницам телефонной книги
и постигает бессилие попыток отыскать там хотя бы один знакомый номер...
чтобы смириться с одиночеством
и оставить закладку на последней
пустой странице.

00:26 

Чужими словами.

1. Для мчащихся время мчится. Для героев время это подвиг, для шлюхи время – еще один трюк. Если ты нежен, твое время нежно. Если ты торопишься, твое время летит. Время - слуга, если ты его хозяин. Время - твой Бог, если ты у его дверей. Мы творцы времени, жертвы времени и убийцы времени.
2. Время безвременно. Ты сам себе часы.

(с) Wim Wenders "Faraway, so close!"

16:38 

***

Остекленелым взглядом в душу
Закрался многоокий бог дождя,
Святой водой переиначил сушу
В два полюса: с тобой и без тебя.

Крещендо грома крестит крыши
Двух разнокаменных столиц,
Где ветер сам себя не слышит
В недоуменной сутолоке лиц.

Скрыв карту неба грозовыми,
Ночь репетирует парад планет,
И оставляет право за живыми
Во сне увидеть то, чего на свете нет.

18:48 

эта жизнь - карандашный набросок.
нелепый в своей незавершенности.
неуловимый как взгляд шизофреника.
непостижимый.
неровный пунктир сердечных ритмов.
ревнующий к каллиграфии школьных прописей.
стремящийся к началу. к чистому листу.
когда рука уже отказалась от клейма летописца
в пользу амнезии обычного ластика.

на шумных улицах города
тебя останавливает неясное предчувствие
абсолютной пустоты сознания.
и ты видишь
как человечество разбилось (на счастье?)
на пары
на "да"
и "нет"
и миллионы повторяющих это противоположностей.
где твое место?

11:26 

редкими многоточиями снега, скользкими намеками на асфальте, черно-белыми кадрами московского неба.
февраль не признается себе в очередном расставании.
держит за руку, целует в губы, мечтает остаться следами ветров с севера.
шепчет о вчерашнем. и не верит в завтра.
не ошибкой, а последним свиданием в календари впорхнуло 29-ое, промелькнет и растает.
все истории так заканчиваются, нужно только научиться читать их до конца.

02:20 

***

Прячь руки в карманах,
Спасай мечты в вине,
Найди прощенье в ранах
Моих. Конец войне -

Никто не забыт. Однажды
Станешь гулять по воде,
В нее не войдешь дважды,
Не ищи утонуть где -

Мельчает любовь. Время
Неизлечимо больнО тобой,
Тяну Сизифово бремя:
В гору-работа, с горы-домой -

Не разобрать цели. Остались
О воздух трения суеты.
Опять двое расстались
Глупо, банально... я и ты.

17:21 

Колыбельная

Засыпай, Забывайся. Забудут
И тебя, не здесь и сейчас
А пока я рядом буду
Даже ночь не забудет нас

Расплескает в краях небесных
Облаков штормовых темноту
Нам одолжит объятий тесных
И поярче звезду - вон ту

Засыпай, забывайся. Песни
Тихий ангел тебе споет
Синих глаз его нет чудесней
Светлой грусти застывший лед

Серебрится на шее крестик
В крыльях белых забылись сны
Людям – ангел, а Богу - крестник
Он хранитель твоей весны

Засыпай, забывайся. Забудут
И тебя, не в этот рассвет
А пока я рядом буду
Промолчи, что тебя уже нет.

16:36 

Вот, опять я здесь)

Запылились мои ангелы, Крылья поистрепали
Стремились не в облака, Просто с плеч упали
На правом – не усидеть, На левом – не удержаться
Так покидают мечты, Спешат за чьи-то мысли сражаться

Раскалились моим солнцем, Лучами вдруг разбежались
Не светом в памяти, Слепотой в глазах остались
Во сне – не разглядеть, На яву – не разобраться
Так оставляет любовь, Спешит в чужом сердце терзаться

Забылась моей вечностью, Взяла в руки иголку
Перешила ладоней линии, Да все без толку
И вчерашнее не удержать, И в завтра не окунуться
Так исчезает жизнь, Спешит от старости отвернуться

02:48 

Музыка.

Ломаным шагом перкуссий совершенствует пресные ритмы будней больших городов, глубоким саундом духовых доводит до совершенства аккустику неба, скованного каменной коробкой многоэтажек, бас-гитарой подслушивает пульс секундной стрелки в час-пик и врывается в сердце послеполуденных офисов парой штрихов вокала, завершая бессмысленную затею напомнить о душе, не задевая за живое.
Подпевай смелее, но не громко. Так, будто пытаешься попасть в ноты собственных переживаний. Счастье похоже на сумасшествие. Ты танцуешь, подгоняя бит движениями тела. И музыка внутри, поэтому им кажется, что танцуешь в тишине. Отвлекайся на новые мотивы, отключайся от прошлого, забывай поскорее. Я - твоя тишина, но в твоей пьеске не предусмотрено пауз.

23:21 

Понравилось когда-то.

Небо гляделось в море.
У самого горизонта
В морскую переходила
Небесная синева.
Бывает, что чье-то небо,
Чье-то сердечное небо
Отражается в море
Одного из людских сердец.
Так думая, плыл я морем,
Морем, слившимся с небом.
Так думая, плыл я небом,
Небом чьего-то сердца.

*перевод с японского

01:20 

for nothing, for free

Ну что там напоследок? Пара торопливых строк, огибающих листок по краям. Чувства никогда не умещаются на разлинованные будни с ровными полями выходных. Все неуловимо-важное, как обычно, за кадром. Во сне казалось таким важным - проснуться, а сейчас открываю глаза... на обыденность. Мир без тебя не изменился: точка опоры, ухватившись за которую идешь ко дну. Ночи отражают друг друга, ничего нового, джазовые стандарты бессонницы. Мы ведь уважаем выбор, мы ведь ищем альтернативу, значит скоро мы будем сочинять признания в нелюбви:)

21:36 

Дневник наблюдений.

Накрывает с головой соблазнами обмануться, рассказать тебе о снах, убедить в иллюзиях февральской тоски. Все не со мной. В порывах ветра, в путанных показаниях термометров от -20 до оттепели не больше жизни, чем в перемещениях от дома до работы, от идей до воплощений, от любви к... Спрашиваю себя, о чем думаешь? Ответами - нетронутые чернилами страницы, неисписанные будни формата А4. Незаметно так раскрывались ладони и выпускали на волю все еще недавно бесценное, всех еще недавно близких. Важное напомнило о себе только когда отступило на шаг, перестав быть собой. И, знаешь, вместо ожидаемых сожалений пришла почти уверенность в том, что это не было моим, не принадлежало. Прозрение или самообман? Еще немного и настигнет желание начать с начала.

02:07 

Маленькая сказка для М.

Шагает, в карманах руки от декабря прячет
Отпустит взгляд - шагнет за поворот
В зрачках у него последний дождь плачет
Не туда смотрит, все шиворот-навыворот

Помнит - ничего личного
Скажет - ничего лишнего


Эту историю рассказал мне один знакомый Ангел еще в детстве. Ослепительно солнечным зимним днем, когда лучи осторожно заигрывали со снежинками и те не таяли, впитывая солнце. Мы сидели у окна и всматривались в редкую для московского неба синеву. И тогда Ангел прошептал:
- Знаешь, мне так хочется показать тебе свой дом…
- Давай прямо сейчас? – предложил я.
- Нет, сейчас не получится, у тебя нет крыльев, чтобы долететь до моей родины, - ответил Ангел.
- Мы же можем взять билеты на самолет и долететь…
- Эх, если бы самолеты туда летали, - вздохнул мой друг.
Я посмотрел на него с удивлением, а он опустил взгляд и замолчал.
- Ну хорошо, тогда просто расскажи мне все-все, что помнишь о своем доме, - упрашивал я.
- Ты можешь сосчитать каждую снежинку за окном? – вдруг спросил он.
- Нет, конечно. Их там очень-очень много…
- Вот и рассказывать о чем-то большом, настоящем и важном также трудно. Всегда получается, что упускаешь какую-то деталь, без которой живое перестает дышать, а в откровенность закрадывается банальность. Я бы мог сейчас рассказать про бескрайние моря облаков, которые куда-то гонит ветер. Но ты не почувствуешь прохладу невесомости, в которой застывают тысячи капелек будущего дождя. Тебя не настигнет предвкушение неизбежного, когда воздух на секунду поражает внезапная судорога, в следующее мгновение становится тихо-тихо, а еще через миг море облаков обрушивается вниз покорно и стремительно.
- Это должно быть очень красиво…
- Вот видишь, сейчас ты воспринимаешь это как картинку, а если бы тебе довелось побывать там, у тебя бы перехватило дыхание, ты стал бы частью и не было бы слов и определений. Потому что только невыразимое по-настоящему важно. Кое-кто, о ком я тебе не буду рассказывать, потому что сам никогда его не видел, дал людям несколько важных слов: искренность, доброта, любовь, мир. Сначала они звучали заклинаниями, в каждое из них было добавлено по капле сакрального. Когда их слышали твои далекие предки, смысл этих слов был понятен не только слуху, но и сердцу людей. Они чувствовали.
- А что же случилось потом?
- Кое-кто другой, о ком я тебе тоже не буду рассказывать, потому что сам никогда не хотел бы его видеть, дал людям антонимы, противоположность каждому важному слову. И люди усомнились в значимости понятий. Каждая противоположность была по силе равной оригиналу. Но человек так устроен, что ему очень и очень важно знать, где главное. А главное для людей – это более сильное, то в чем можно обнаружить точку опоры. И вот слова столкнулись, они потянули за собой чувства и самих людей. Искренность боролась с лицемерием, добро зализывало раны в боях со злом, любовь отступала на шаг от ненависти, а мир пытался выжить в войне.
На этих словах из синих глаз Ангела потекли слезы. Я не знал, как его успокоить и просто погладил рукой мягкие перышки крыльев. Он накрыл ладонью мою. Мы не смотрели друг на друга. Мне казалось, что ему будет неловко от моего взгляда. А что думал Ангел, я не знаю. В оконном стекле жили наши отражения и этого было достаточно. Наконец, мой друг продолжил:
- Много времени происходило то, о чем я тебе рассказывал. И длились бы эти битвы еще столько же, может быть даже вечность. Однако, не вечными были силы слов. И однажды они просто иссякли, оставив после себя прочную оболочку с пустотой внутри. Усталость залегла пылью на полках со словарями, а смысл заменился правописанием. Люди растерялись, они не были готовы к такому повороту событий. Победителей не было. И проигравших тоже не было. И твоим уже не таким далеким предкам не оставалось ничего другого, как отдавать свои силы словам и понятиям. Одни изо всех сил доказывали превосходство доброты, другие питали зло. И так далее…
- И кто же победил???
- Глупенький, ты еще не понял?! Это ведь так просто. Никто.
Ангел сказал мне это, выпустил мою руку, попрощался и улетел.
Остаток дня я переживал и думал, закрывал глаза и из темноты проступали контуры слов.
Мы до сих пор каждую зиму видимся с Ангелом, сидим у окна и думаем каждый о своем, пьем чай с мятой, разглядываем облака и прохожих. И мне каждый раз очень хочется спросить, когда же он покажет свой дом. Иногда мне кажется, что он читает мои мысли и в ответ робко улыбается. В такие моменты в его глазах отражается невыразимое и я чувствую… я вижу его дом сердцем.

23:57 

Je T`aime

Ромашки в уголках ежедневника и смех в обрывках разговоров ни о чем. Эти волнения не стОят и не продаются, эти переживания даже не лягут рябью на моря человеческих историй. Когда начальники хмурятся, рассекая коридоры, я представляю их голыми. Когда принцессы не какают, я вызываю врача. Когда ботинки мокрые, я хожу по линии прибоя. Когда я разговариваю с тобой, выбираю саунд-треком детские песенки на металлофоне. Если падаю с седьмого этажа, то через секунду просыпаюсь... Твоя жизнь ложится обманчиво-тонким слоем на своды средневековых соборов, твоя жизнь - это тысячелетия мысли. Моя? Хм, это коврик со всякой мелочью на блошином рынке в Рабате или Танжере. Много всего и стоит гроши. Но там случается найти что-то бесценное.

00:04 

Широко закрытыми.

Пристальным взглядом смотришь и не видишь. Где твои мысли? Какие высоты покоряют и в какие глубины ныряют, в какие бездны падают? Сквозь кристаллическую решетку зрачков, сквозь застывшие где-то никому невидимые слезы - что-то поет, срываясь на крик тот 18-летний мальчик, который носил смешные футболки и красил волосы в синий цвет. Любить - это способность увидеть и оценить в тебе то, что ты сам от себя скрываешь. Я люблю. И моей душе подпевает джаз из приемника. И мои чувства взлетают к облакам, замерзая там причудливой симметрией и целуя твои руки сотнями маленьких снежинок. Вчера жизнь снова намекнула на готовность вспорхнуть и покинуть. А тебя не было рядом... ни-ко-гда!

отражения

главная